.RU

ПЛОЩАДЬ СУЛТАНАХМЕТ - Стамбул. Путеводитель афиши 01. 10 Вещей, которые нужно сделать в стамбуле 1




^ ПЛОЩАДЬ СУЛТАНАХМЕТ
Площадь Султанахмет занимает территорию константинопольского Ипподрома, части Большого императорского дворца плюс нескольких центральных византийских площадей и зданий. Строго говоря, она состоит из двух площадей: Султанахмет (Sultanahmet Meydanı), c ухоженными газонами и клумбами между Святой Софией, улицей Диван-Йолу и Голубой мечетью, и площади Ипподрома (At Meydanı).


Ипподром, очертания которого еще угадываются в топографии площади, был сооружен императором Септимием Севером — это самая древняя постройка города. Константин Великий, превращая рядовую приморскую колонию в столицу мира, Ипподром полностью перестроил, задав ему поистине имперский масштаб — почти полкилометра в длину и около 120 метров в ширину. Он был рассчитан на 100 тысяч человек — при том что население Константинополя даже в лучшие времена вряд ли превышало 600 тысяч.


Вход на Ипподром был с северной стороны — примерно там, где сейчас стоит ^ Немецкий фонтан (Alman Вeşmesi). Его подарил Стамбулу в 1901 году кайзер Вильгельм II в память о своем августейшем визите; фонтан сделали в Германии и в разобранном виде привезли в Турцию. Противоположная, закругленная, сторона Ипподрома — сфендон — находится далеко за пределами нынешней площади, на склоне холма над морем. Часть опорной стены сфендона нависает сейчас над лабиринтом узких улочек за Голубой мечетью: ее гигантские кирпичные арки дают представление о циклопическом, истинно римском масштабе сооружения.


Поле Ипподрома разделяла в длину спина — длинное возвышение, украшенное монументами и статуями, свезенными со всех концов Империи. Сохранились из них только три. Первый и самый древний монумент — это Египетский обелиск (Dikilitaş) XVI века до н.э., привезенный из Луксора по приказу Константина Великого (это самый древний предмет в Стамбуле). Обелиск установлен на мраморном постаменте, рельефы которого (около 390 года) изображают разные сцены на Ипподроме — в том числе и операцию по установке самого обелиска. Старательный византийский резчик абсолютно точно передал даже египетские иероглифы, которые для него были бессмысленными значками. Еще один древний памятник — античная Змеиная колонна (Yılanlı Sutun) из храма Аполлона в Дельфах (V век до н.э.). Поставленная в память победы над персами, она была отлита из бронзовых щитов павших врагов. Свившиеся в колонну змеи держали на головах золотую чашу. Чаша пропала еще в античные времена, а змеиные головы пребывали в сохранности, пока таинственно не исчезли в одну апрельскую ночь 1700 года. Кто их отпилил и зачем — так и осталось тайной, но одна из голов была найдена через 150 лет и теперь выставлена в Археологическом музее.


На краю площади высится третий монумент — так называемый Колосс (Orme Sutun): тоже обелиск, но на сей раз византийской работы. Он сложен из каменных блоков и имеет высоту около 21 метра. Обелиск был облицован позолоченными бронзовыми листами, которые содрали и переплавили крестоносцы, когда грабили город в 1204 году (квадратные выбоины указывают места, где крепились драгоценные пластины). В османские времена любимым развлечением горожан было наблюдать, как акробаты карабкаются на Колосс или ходят по канату, натянутому между двумя обелисками.

Увитое плющом мрачное здание на западной стороне Ипподрома — дворец Ибрагим-паши (Ïbrahim Paşa Sarayı), одного из вельмож султана Сулеймана Великолепного. Паша был близким другом султана (ему даже — неслыханная честь! — было дозволено ужинать вдвоем с государем), а его огромный дворец был центром светской жизни города (сам Сулейман выдавал здесь замуж свою дочь). Но в конце концов в результате интриг Роксоланы пашу задушили, а дворец, понятное дело, отобрали в казну. Сейчас здесь интересный Музей турецкого и исламского искусства.


На противоположной стороне площади, за рядами летних кафе и сувенирных лавочек, высится гигантская мечеть султана Ахмеда (Sultan Аhmet Camii, 1609-1616), известная также под туристическим названием Голубая мечеть и давшая название всему району. Иногда ее называют самой величественной и красивой среди больших имперских мечетей Стамбула. Минаретов у нее шесть, что в свое время вызвало невероятный скандал: ни одна мечеть не может иметь больше минаретов, чем одна из главных исламских святынь — храм в Медине, у которого их было пять. Так что пришлось в срочном порядке возводить в Медине еще два.
Посещение Голубой мечети пн-вс 9.00 и до заката


Внутри Голубая мечеть — особенно по контрасту с Софией — несколько скучна и кажется меньше, чем есть на самом деле. Ее туристическое название также не очень оправдывается: голубого внутри не особенно много — только изразцы вокруг окон и на галереях.


Внутрь можно попасть через большой парадный двор, но в пик летнего сезона этот путь часто закрывается для всех, кроме верующих, а туристам приходится пользоваться южными дверями (откуда надо долго идти гуськом по длинной галерее с собственными ботинками в руках). За дверями — вечные толпы народу; если вы хотите осмотреть Голубую мечеть подробно, сюда (как и в Софию) лучше приходить пораньше с утра.


Выход из мечети — в северо-восточном углу (со стороны площади). По дороге туда — в покоях, где некогда отдыхал после молитвы султан, — сейчас небольшой Музей ковров (Vakıflar Halı Müzesi), отрада маньяка-ковромана.
Музей ковров (212) 518 13 30
вт-сб 9.00-12.00, 13.00-16.00, Вход — 4 YTL



^ ЗА ГОЛУБОЙ МЕЧЕТЬЮ
Большой императорский дворец занимал вершину первого городского холма и весь его склон, круто спускающийся к Мраморному морю. Бесконечные дворцовые здания простирались от Святой Софии до Ипподрома, который одновременно был и общественным сооружением, и частью дворцового комплекса. Теперь от Большого дворца остались лишь незначительные следы, однако прогуливаясь по головокружительно крутым улочкам за Голубой мечетью, хорошо представлять себе, что на месте кривых переулков и деревянных домов с эркерами стояли мраморные здания, террасы с колоннами и располагались площади — одна роскошней другой.


Впрочем, местечко и так весьма приятное: большинство старинных зданий отреставрировано и приспособлено под гостиницы (к примеру, лучший отель города — Four Seasons — находится в здании бывшей тюрьмы). Здесь же, вокруг улицы Акбыйык (Akbıyık Caddesi), сосредоточены шумные хостелы и масса недорогих ресторанов. Улицы большей частью хорошо освещаются по вечерам, что в старом городе — невероятная диковина.


Попасть сюда можно через Ипподром или (лучше) из Голубой мечети (повернув у выхода круто направо — и по маленькой дорожке вниз под арку). Миновав террасу под мечетью, вы выйдете на пешеходную торговую улочку Кабасакал (Kabasakal Sokak), отреставрированную и выглядящую так же, как и триста лет назад (разве что наклейки Visa на дверях бесчисленных ковровых лавок возвращают в современность). Проход между двумя магазинчиками ведет в небольшой Музей мозаик (Büyük Saray Mozaikleri Müzesi), устроенный на том месте, где были обнаружены мозаичные полы Большого дворца.


Почти в центре квартала, посреди большого сада, стоит красивая мечеть Сокуллу-Мехмед-паши (Sokullu Mehmet Paşa Camii, 1572), построенная одним из самых толковых вельмож турецкого золотого века. На самом деле Мехмед-пашу звали Байко Соколович — это был сербский мальчик, которого отобрали у родителей и заставили принять ислам. В результате он сделал примерную карьеру.


Мечеть безупречна, а ее маленький уютный двор — просто прелесть. Внутрь зайти тоже стоит: во-первых, из-за великолепных изразцов из Изника (лучших в Турции), которыми облицованы все стены; во-вторых, из-за дивной красоты мраморной инкрустированной кафедры-мимбара, украшенной островерхим шпилем; в-третьих, из-за кусочка росписи XVI века, который сохранился над входной дверью, — не блекло-вялой, как в большинстве мечетей, а фантастической, черно-красной с золотым. Наконец, над дверью, в молитвенной нише и на кафедре, вмонтированы три маленьких кусочка Каабы (священного черного камня из Мекки — главной святыни ислама). Как паша их раздобыл — неизвестно.
Посещение мечети Сокуллу-Мехмед-паши пн-вс 9.00 и до заката


Но главная ценность района — византийская церковь Сергия и Вакха (VI век), которую турки называют ^ Маленькой Святой Софией (Küçük Aya Sofya) — и есть за что: церковь построили те же мастера, что и Софию; она, скорее всего, была как бы репетицией, пробой сил, на ней в миниатюре отработаны некоторые композиционные принципы большой Софии. Церковь превращена в мечеть, но убогие поздние арабески, которыми она расписана внутри, почти не мешают любоваться совершенными пропорциями интерьера, построенного, как и софийский, на тонкой игре вогнутых поверхностей и симметричных полукуполов. Сохранилась частично и уникальная мраморная декорация — резной карниз и капители. Во времена Юстиниана храм от пола до карниза был облицован цветным мрамором, а выше — покрыт золотой мозаикой. В саду при церкви — крошечные студии, где продаются изделия современных стамбульских художников: душераздирающее зрелище.


Перевести дух после прогулки по крутым переулкам хорошо в одном из крошечных чайных садов, которых здесь полно, а лучший из них — Marmara Вay Bahçesı (понятное дело, с дивным видом на Мраморное море). Прямо под садом — руины дворца Буколеон, парадной пристани Большого дворца.


^ КАК УСТРОЕНА СОФИЯ
Главная трудность, с которой вы столкнетесь, если вам случится строить купол, называется некрасивым термином «распор»: купол (в отличие от плоского потолка) давит на опоры не только сверху вниз, но и вбок, стремясь «распереть» их, раздвинуть, развалить в стороны. Чем больше (и тяжелее) купол, тем сильнее распор. Как быть? Самый очевидный выход — толстенные стены, которые выдержат любую тяжесть.


Так сделан, например, римский Пантеон: его массивный купол опирается на стены в шесть метров толщиной. Но если вам нужно наполнить здание светом, создать впечатление невесомости и бестелесности, придется придумывать что-нибудь похитрее. И строители Софии изобрели гениальную систему, в которой тяжеленные массы камня и кирпича вдруг начинают изящно играть в прятки — а заодно уж и уравновешивают друг друга. Начнем сверху: огромный купол опирается на барабан, прорезанный таким количеством окон, что совершенно непонятно, как вся эта ажурность вообще может что-то выдержать. Но стоит выйти наружу, и вы увидите, что простенки между окнами барабана невероятно массивны.


Ниже, под барабаном, сферические треугольники — «паруса» — обеспечивают переход к столбам-опорам. Столбы эти огромны и толсты просто до изумления, но так хитро втянуты в стены, прикрыты колоннадами, замаскированы мрамором, что вся массивность полностью спрятана (попробуйте-ка обойти их сзади, из галерей, и вы сразу увидите, как они необъятно огромны на самом деле). Но самое остроумное придумали на востоке и западе: здесь давление центрального купола, постепенно слабея, перекидывается сначала на два больших, а затем на пять меньших полукуполов, где благополучно и гаснет. На севере и юге роль амортизаторов играют двухэтажные сводчатые галереи-хоры. Результат: в интерьере не осталось и намека на какую-либо плотскую тяжесть; вогнутые полусферы висят в воздухе словно каким-то чудом, а стена, прорезанная десятками окон, кажется тонкой, как бумага. Зато снаружи за эту легкость пришлось платить, пристраивая мощные башни-контрфорсы и арки, которые, словно каменный обруч, стягивают всю конструкцию.


07. БАЗАРЫ
ОРИЕНТАЦИЯ
Весь Стамбул — это один большой рынок. Но в «золотом треугольнике» между площадями Чемберлиташ, Беязит и Эмин ню концентрация лавок и плотность торгового населения достигает каких-то уж совершенно невероятных пределов. Здесь находится сердце города — Большой (он же Крытый) базар, один из самых невероятных кварталов старого Стамбула и одновременно иной, практически самостоятельный город, со своей отдельной историей, топографией и даже мифологией. Прежде чем пересечь границу Базара, следует тщательно взвесить последствия. Кануть там на целый день и очнуться к вечеру, с изумлением разглядывая ворох совершенно неожиданных покупок, — легче легкого. Выбраться отсюда, ничего не купив, практически невозможно.


Здесь можно прожить целую жизнь: есть и гостиницы, и харчевни, и больницы, и мечети, и кладбище. Здесь свой транспорт — мальчишки, толкающие в гору нагруженные товаром тачки размером с приличную телегу; носильщики с блюдами лепешек на головах; хмурые водители помятых грузовичков, умудряющиеся разминуться друг с другом на пятачке размером с носовой платок. Здесь свой торговый жаргон и, кажется, особая манера разговаривать — лицом к лицу с собеседником, крича во весь голос. Здесь свой этикет: навязчивого уличного зазывалу полагается полностью игнорировать, но уж зайдя в лавку, отказаться от предложенного хозяином стаканчика чая совершенно неприлично (хотя что-либо покупать при этом — вовсе необязательно).


Что касается самого процесса купли-продажи: продавец, разумеется, и не рассчитывает, что заломленная им несусветная цена будет принята всерьез. Смело опускайте ее раз в десять, тогда он снова поднимет ее вдвое-втрое, и истина, как обычно, будет достигнута где-то посередине. По завершении сделки продавец и покупатель расстаются лучшими друзьями — и каждый с приятнейшим чувством, что обвел противника вокруг пальца.


ЧЕМБЕРЛИТАШ
Площадь Чемберлиташ (Вemberlitaş Meydanı) находится на месте древнего форума императора Константина. Из всех сооружений форума уцелела только колонна Константина (Çemberlitaş, около 330 года), да и та выглядит не лучшим образом. Колоссальная статуя императора, венчавшая ее, была сорвана ураганом еще в 1106 году. Нынешнее название — Чемберлиташ, то есть Опоясанная колонна, — дали ей железные обручи, укрепляющие конструкцию. Колонна не раз страдала в пожарах (еще одно ее название — Обожженная колонна), а в XVIII веке нижняя ее часть была скрыта под уродливым постаментом. Ранним утром кажется, что постамент шевелится: это любимое обиталище стамбульских голубей.


Монументальная арка, нависающая справа над площадью, — вход в Везир-хан (Vezir Han), огромный караван-сарай XVII века, который по сей день остается торговым центром, а покрытое куполом здание на углу Диван-Йолу — бани Чемберлиташ (Вemberlitaş Hamamı), построенные еще в конце XVI столетия. Здание не раз переделывалось, тем не менее внутри сохранилось старинное мраморное убранство.


Чемберлиташ — врата Большого базара. Он начинается сразу за площадью (дотуда рукой подать), и дыхание его ощущается сразу, как только на эту площадь попадаешь: уличные торговцы, распугивая голубей, как ястребы бросаются на прохожего, а в воздухе, кажется, висит одновременный вопль тысяч зазывал. Если поддаться этому зову и пройти несколько шагов, обнаруживаешь, что казавшаяся ровной площадь на самом деле неожиданно круто валится в сторону рыночных ворот. Чтобы устоять и не нырнуть в чрево базара, требуется значительное волевое усилие.


Стоящая в самом конце площади прямо над рынком большая мечеть Нуруосмание (Nuruosmaniye Camii, 1775) — образец довольно занятного архитектурного стиля — турецкого рококо. Во второй половине XVIII века Стамбул помешался на всем французском: в частности, вошли в моду вычурные рокайльные завитки. Снаружи Нуруосмание довольно величественна, зато внутри до такой степени изукрашена затейливыми арабесками, что после визита туда долго еще рябит в глазах. Прямо за мечетью — один из входов в Крытый рынок.
Посещение мечети Нуруосмание пн-вс 9.00 и до заката


Если выйти на главную улицу Старого города, которая у Чемберлиташ меняет название с Диван-Йолу на Еничерилер (Yeniçeriler Caddesi), то на правой ее стороне, за колонной Константина, обнаружится мечеть Aтик-Aли-паши (Atik Ali Paşa Camii), примечательная только своим преклонным возрастом (1496), зато еще кварталом дальше красивая кованая решетка отделяет от улицы уютный зеленый дворик мавзолея Коджа-Синан-паши (Koca Sinan Paşa Türbesi, 1593). Граненый мавзолей, облицованный белым и розовым мрамором, и сам по себе очень красив, но самое интересное — в глубине двора: неприметная дорожка ведет в крошечный чайный сад, едва ли не лучший в городе. Внутри — увитая плющом терраса, маленькие столики придвинуты к каким-то невероятно уютным старым диванам, на стенах — смешные фотографии усатых турецких тяжелоатлетов в полосатых трико.


Старинное здание чуть дальше по Йеничерилер состоит из двух двориков, в одном из которых — в том, где крошечная мечеть, — устроены ковровые лавки, и можно полюбоваться на редкое зрелище: приказчики, воровато озираясь, подкрашивают разложенные во дворе «подлинные старинные» ковры разноцветными фломастерами.


А по другую сторону Йеничерилер, в одном из переулков (куда можно попасть, свернув с центральной улицы прямо перед площадью Беязит), обнаруживаются замечательные бани Гедик-паши (Gedik Ahmet Paşa Hamamı, 1475) — чуть ли не старейшие в городе. Старинный мраморный интерьер частично сохранился, и вообще это идеальное место для знакомства с турецкой баней: атмосфера совершенно аутентичная.


^ КРЫТЫЙ РЫНОК
Обширный квартал состоит из нескольких сросшихся за века торговых районов (большой рынок был здесь еще в византийские времена). В старину ремесленники и торговцы были объединены в гильдии, у каждой из которых было строго определенное место на рынке — так продавцам легче было согласовать цены, а покупателям — найти нужный товар. Улицы квартала до сих пор хранят старые названия — улица Колпачников (Kalpakçılar Caddesi), Кальянщиков (Nargileci Caddesi) и довольно неожиданная Самоварная (Semaver Sokak), — хотя торгуют там сейчас в основном всяким современным товаром. Впрочем, аристократы торговли — ювелиры и торговцы коврами — по-прежнему держатся неподалеку друг от друга и занимают лучшие галереи Крытого рынка (Kapalı Вarşı).
Крытый рынок пн-сб 9.00-19.00


Место поразительное и удивительное. Его начал строить султан Мехмед Завоеватель сразу после взятия Константинополя — надо было вдохнуть жизнь в разоренную и угасающую столицу. Небольшие крытые рынки бедестены, где торговля шла независимо от капризов погоды, были во всех старинных турецких городах. Но в Стамбуле с течением веков рынок разросся до совершенно невероятных размеров.


На протяжении столетий этот рынок играл главную роль в коммерческой жизни Стамбула и всего средиземноморского мира. Это было воплощение «настоящего Востока», как его представляли европейцы: экзотического, пестрого, ароматного и чудовищно богатого. Крытый рынок — предок современных огромных торговых центров, но принципиально отличается от них тем, что был создан задолго до эпохи фабричного производства; здесь — шла ли речь об одежде, оружии, посуде или украшениях — торговали вещами уникальными. Как ни удивительно, атмосферу какого-то гигантского древнего бутика рынку отчасти удалось сохранить, хотя сейчас, конечно, отовсюду торчат уши китайского ширпотреба.


Крытый рынок — это бесчисленные сводчатые улицы-галереи и два больших зала-бедестена. Все это только в первый момент кажется хаотическим лабиринтом, но на самом деле устроено довольно регулярно: галереи пересекаются под прямым углом и, как и подобает настоящим улицам, снабжены табличками. К тому же аборигены поголовно владеют европейскими языками, так что заблудиться в Крытом рынке, в отличие от окружающих его торговых улочек, — дело трудное, сугубо добровольное.


Сейчас рынок освещен скучным электрическим светом и большими окнами. Раньше никаких окон не было, а были только круглые дырки в сводах да масляные коптилки, так что дело происходило в таинственном полумраке. В остальном — несмотря на неоднократные пожары и реконструкции — Крытый рынок выглядит примерно так же, как и четыреста лет назад. Улицы его по-прежнему носят старые названия ремесленных цехов, хотя никаких мечей и копий на улице Оружейников давно уже не видать — разве только грубый новодел для туристов (Крытый рынок — вообще один из главных туристических аттракционов города).

Если войти в рынок через ворота Нуруосмание (Nuruosmaniye Kapı) — арку в пышном мавританском стиле рядом с одноименной мечетью, вы сразу попадете на главную «улицу» — улицу Колпачников (Kalpakçılar Caddesi). Сейчас тут, однако, торгуют не шапками, а ювелирными изделиями (главным образом — подозрительным турецким золотом). Впрочем, как и везде на рынке, дешевые вещи могут соседствовать с ценной стариной, а та, в свою очередь, с грубой подделкой.


Первый поворот направо — и вы окажетесь в большом, покрытом несколькими куполами зале. Это ^ Сандаловый бедестен (Sandal Bedesteni), одна из старейших частей рынка. Назван он вовсе не в честь благовонного дерева — на самом деле «сандалом» именовался драгоценный шелк, который выделывался в городе Бурса, был знаменит на весь Восток и ценился наравне с китайским. Древнейшая торговля шелком первой и пала: в 1830 году фабрика в Бурсе закрылась, не выдержав конкуренции с копеечными европейскими тканями. Когда-то здесь проводились шумные ковровые аукционы, а сейчас торгуют сувенирами и антиквариатом. Побродить между стеклянными витринами и прилавками любопытно, однако цены весьма высоки.


Галереи вокруг Сандалового бедестена заняты лавками, в которых продаются ковры и килимы любых расцветок и размеров. Все хозяева как один уверяют, что их деды торговали на этом самом месте еще во времена Завоевателя, — и не может быть, чтобы совсем все врали. Можно найти действительно стоящие образцы, но на подделку нарваться тоже легко.


Если вы по-прежнему идете по улице Калпакчилар, сверните направо в переулок Коланджилар (Kolancilar Sokak) — и через две минуты окажетесь в самой древней части рынка: Старом бедестене (İç Bedesteni, Cevahir Bedesteni). Здесь торговали наиболее ценными товарами — украшениями и драгоценным оружием: находящийся в самом центре рынка зал было легко охранять. А сейчас тут выставлен разнообразный антиквариат, причем попадаются по-настоящему ценные вещи (которые, разумеется, будут и по-настоящему дорогими). Над дверями справа — византийский орел. Это не значит, что здание построено в византийские времена: просто, как водится, подобрали старый обломок и пустили в дело — чего ему зря пропадать.


Кроме торговых галерей и залов, достопримечательность Крытого рынка — ресторан Havuzlu Lokanta. Утверждают, что он самый старый на рынке и чуть ли не во всем городе. Среди многочисленных кафе самое древнее и известное — Şark Kahvesi. Устав бродить по базару, можно сесть за столик прямо в галерее и некоторое время понаблюдать за торговой жизнью со стороны.
Şark Kahvesi Ya lıkçılar, Caddesi 134, (212) 512 11 44


^ ВНИЗ К ЗОЛОТОМУ РОГУ
Если продолжать держаться улицы Калпакчилар, то довольно скоро вы выберетесь к мечети Беязит. Но можно направиться и в глубину Большого базара — пересечь рынок и выйти через одни из северных ворот. За воротами Мерджан (Mercan Kapısı) сотни запутанных торговых переулков бегут по склону холма.


Однако если вы хотите пройти через самые характерные места базара, то лучше после ворот некоторое время держаться улицы Тийджилар (Tiğcilar Sokak). На ней продают в основном ювелирный инструмент и разные вилки-розетки, однако в окрестных переулочках — крошечные лавки торговцев из Центральной Азии, где можно найти по-настоящему красивые вещи: туркменские платки, маленькие килимы, кувшины и украшения. Здесь-то как раз и нужно вовсю торговаться.


Только, прежде чем отважиться на шаг влево — шаг вправо в паутину окрестных переулков, стоит трезво оценить степень своей любви (или нелюбви) к восточному базару — навязчивому, горластому, преданно заглядывающему в глаза, доверительно приобнимающему за плечи. Учтите, что сквозь толпу придется продираться с превеликим усилием, попутно перебрасываясь репликами с десятками незнакомцев.


На первом большом перекрестке можно повернуть в переулок Чакмакчилар (Çakmakçılar Yokusu). На левой его стороне находится один из гигантских караван-сараев, которые здесь обычно называют ханами (han); самый старый и большой из них — Валиде-хан (Valide Han — «хан матери султана»). Это огромное запущенное здание с двумя внутренними дворами, обнесенными аркадами, — прообраз современного супермаркета. В середине первого двора — крошечная мечеть, которая принадлежала персидским купцам-шиитам (сами турки относятся к мусульманскому большинству — суннитам). Здесь в определенный день года собиралась вся шиитская община Стамбула, оплакивала своего пророка Хусейна, рыдала, вопила и хлестала себя бичами. Сейчас такого, конечно, не увидишь, но вообще, преемственность поражает: до сих пор в большинстве лавок торгуют иранцы.


Двор Валиде-хана — как центр тайфуна: в нем царит неожиданная после шумных переулков тишина. Одно из самых загадочных мест Большого базара находится дальше, за вторым двором. Если пройти двор насквозь, через темную подворотню, и подняться по подозрительной бетонной лестнице, вдруг оказываешься на плоской крыше, с которой открывается неожиданный вид на окрестные мечети, Золотой Рог и Галату.


^ ВОКРУГ ЕГИПЕТСКОГО БАЗАРА
Базар специй, иначе — Египетский базар (Mısır Вarşısı), стоит на самом краю торгового квартала, где рынок открывается к Золотому Рогу. На самом деле это не задник, а авансцена рынка. Когда-то торговый центр был на берегу Золотого Рога: здесь разгружались купеческие корабли, таможенники взвешивали пряности, а нанятые для сопровождения груза африканские пираты лениво дрались в портовых кабаках со скучающими янычарами.
Египетский базар пн-сб 8.30-18.30


Древнее (XVII века) здание Египетского базара имеет форму буквы L. Первоначально здесь хозяйничали генуэзские и венецианские купцы — именно в их руках была когда-то торговля индийскими пряностями. А Египетским рынок назвали потому, что караваны со специями в то время шли из Индии через Египет. Некоторые пряности (корица, например) ценились буквально на вес золота.


Сейчас под сводами Египетского базара раскинулось около сотни лавок, и предлагают там отнюдь не только специи, но воздух все равно вибрирует от восхитительных запахов. Главная местная достопримечательность (помимо пряностей) — ресторан Pandeli, один из старейших и лучших в городе.


Угольник Египетского базара охватывает с двух сторон большую площадь Новой мечети (Yeni Camii Meydanı), которая по количеству голубей может поспорить с Сан-Марко в Венеции (корм для них продают тут же), а сама Новая мечеть (Yeni Camii) громоздится напротив. Новизна ее весьма относительна — все-таки 1633 год. К ней ведут широкие пологие ступени, которые периодически захлестывает рыночная стихия (а полиция время от времени торговцев оттуда гоняет). Снаружи это строение не особенно интересно, зато внутри стоит обратить внимание на специальную закрытую галерею, устроенную для молитвы султана: решетки, изразцы, ковры, прекрасный вид из окна. По воскресеньям, когда Крытый рынок и Египетский базар закрыты, площадь вокруг мечети превращается в огромное торжище, где рыбные и овощные ряды причудливо перемешаны с лотками торговцев всяким сапожным товаром, а чуть поодаль, за небольшим чайным садом близ мечети, продается всякая живность — от голубя до фикуса.
Посещение Новой мечети пн-вс 9.00 и до заката


По другую сторону от Египетского базара, выше по Золотому Рогу, — изящный силуэт мечети Рюстем-паши (Rüstem Paşa Camii, Синан, 1561), одной из красивейших в городе. И внутри, и снаружи она покрыта изразцами XVI века. Чтобы войти в мечеть, надо подняться по узкой лестнице на галерею. Справа от входа большая редкость — старинный изразец, изображающий Каабу, священный камень в Мекке. А большая часть изразцов покрыта цветочным орнаментом. Особенно хороши ярко-красные островерхие тюльпановые бутоны; в те времена этот сорт так и назывался — «стамбульский тюльпан». Тюльпан в Турции считался священным цветком. Вскоре после постройки этой мечети первые тюльпаны были завезены в Голландию. Через несколько десятков лет на вес золота стали цениться не пряности, а луковицы тюльпанов.
Посещение мечети Рюстем-паши пн-вс 9.00 и до заката



^ 08. СТАРЫЙ СТАМБУЛ
ОРИЕНТАЦИЯ
Официально никакого Старого города в Стамбуле не существует, но в обиходе так частенько называют треугольник между Золотым Рогом, Босфором и Мраморным морем — обнесенные стеной семь холмов древнего Константинополя. Само слово «Стамбул» до 1920-х годов подразумевало именно эту часть города — в противовес азиатским районам и Галате за Золотым Рогом.


Широкий (по стамбульским меркам) проспект пересекает Старый город с востока на запад, повторяя траекторию древней Месы, Средней улицы, — хребта, на который нанизаны центральные, срединные районы города. Меса проходит по горбам пяти городских холмов (на каждом — по огромной мечети), за которыми — шумная набережная и патриархальные кварталы Золотого Рога. Путаница переулков по другую сторону Месы круто валится к Мраморному морю. Большие современные здания, сильно сгладившие городской рельеф, помогают забыть, на какой высоте находишься, — как вдруг в рамку вполне сухопутного пейзажа неуклюже вползает между домами огромный корабль.


БЕЯЗИТ
Площадь Беязит (Beyazit Meydanı) — суетливый и шумный центр Старого города: здесь чад и грохот, здесь конечная остановка половины городских автобусов и маршруток, здесь сразу линяет туристический лоск Еничерилер и Диван-Йолу, и слышно, как бьется подлинное сердце Стамбула. Сердце это — базар: самый большой в мире рынок расположен сразу за площадью.


Огромные мраморные глыбы, сваленные на тротуаре по левой стороне проспекта, — все, что осталось от древнего форума Феодосия. А на высокой террасе над улицей стоит внушительная мечеть, построенная в 1506 году султаном Баязидом II и названная в его честь мечетью Беязит (Beyazit Camii, или просто Beyazidiye). Самое красивое в ней — мраморный двор с колоннами из красного порфира и зеленого змеевика. Купол мечети — 17 метров в диаметре, а изящные минареты украшены кирпичным орнаментом. В здании медресе (религиозного училища при мечети) сейчас занятный Музей каллиграфии.
Посещение мечети Беязит пн-вс 9.00 и до заката


Прямо на площади перед мечетью со специальных застекленных тележек продают горячий плов, а чуть ниже, за автобусной остановкой, приютилось несколько грязных и ничем на первый взгляд не примечательных съестных лавок. Но на месте одной из них — Çınaraltı Cafe — находилась когда-то кофейня, в которой собирались янычары, благодаря чему отрезок Месы от Чемберлиташ до Беязит называется «улица Янычар» — Еничерилер (Yeniçeriler Caddesi).


Позади мечети, в тени платанов, небольшой и грязноватый чайный сад, а за ним малозаметные воротца в стене ведут на букинистический рынок (Sahaflar Çarşısı) — очаровательный, уютнейший дворик под навесом из вьющегося винограда, где можно приобрести старые открытки с видами Стамбула и подписями на четырех языках, копии оттоманских порнографических миниатюр и роман Горького «Мать» по-турецки. А в случае если покупательская мания разыграется не на шутку, через маленькую дверцу в дальнем конце двора можно попасть прямо к воротам Крытого рынка.


Красивые «мавританские» ворота напротив мечети — вход на территорию ^ Стамбульского университета (Ïstanbul Üniversitesi). Ворота эти — любимое место исламистов, коммунистов, националистов и прочих курдов, которые периодически дерутся здесь с полицией и друг с другом. В такие минуты от Беязита лучше держаться подальше, зато в остальное время в каштановом парке местного кампуса царит такая тишина, что после шумной площади звенит в ушах. В стоявший здесь некогда дворец султаны ссылали надоевших наложниц, и здание получило прозвище «Дворец слез». Оно не сохранилось — как и казармы янычар, находившиеся по соседству.


Над парком нависает огромная (85 м) башня Беязит (Beyazit Kulesi). Эта пожарная каланча, которую построили в 1828 году, до сих пор используется по назначению, а заодно служит маяком: когда ночью разводятся мосты и по заливу Золотой Рог идут большие корабли, лоцманы ориентируются по разноцветным фонарям на ее вершине. Внутрь башни не пускают: ведущая наверх деревянная винтовая лестница из 180 ступеней еле дышит.


ЛАЛЕЛИ
Оживленный, энергичный и не слишком опрятный квартал между Беязитом и площадью Аксарай когда-то был вполне респектабельным (здесь селились сначала вельможи, а потом университетские преподаватели), но с тех пор утекло много воды. Сейчас это сердце так называемого «русского Стамбула». Хотя квартал совсем невелик, он умудрился бросить свою кожано-дубленочную тень на весь огромный город — во всяком случае, так кажется из России. Бум шоп-туризма начался в конце 80-х, когда через открытые границы тысячами хлынули сначала польские, а затем и русские челноки. Был создан целый новый бизнес — поставка за рухнувший железный занавес самого разнообразного барахла, не особенно качественного, зато копеечного. Ежедневные обороты местных торговцев доходили, говорят, до каких-то сумасшедших миллионов.


Сейчас героическая эпоха челноков давно позади, но в середине 90-х район Лалели (Laleli) обладал особенным духом и стилем — хотя и не сказать, чтобы приятным: это был дом родной напористых теток в «варенках» и тренировочных штанах. Днем они сновали по улицам, сгибаясь под тяжестью тюков с товарами и оглашая окрестности непечатной бранью, которую сами ласково именовали «матерком»; а вечером из окон отелей доносился громкий треск липкой ленты: тюки, протащенные, вопреки запрету портье, в номер, следовало для пущей сохранности в пути обматывать скотчем — «скотчевать». Потом тетки отдыхали: под аккомпанемент залетной гармохи пели песни за столиками русского «Рыбного ресторана Диана» и ругали жуликов-турок. Добродушные турки не обижались, потому что думали, что все русские только такие и должны быть (и сейчас думают). Теперь прежних толп нет, напряжение торгового азарта спало, русская жизнь в Лалели устоялась: на рассвете крик муэдзина смешивается здесь с задорным кукареканьем петуха, вывезенного откуда-нибудь из-под Херсона из ностальгических соображений, а обед в «Русских пельменях Татьяны» происходит под аккомпанемент оглушительного русского шансона. Помимо упомянутых пельменей, имеются «Женские прически Майкл» (нарисован Майкл таки Джексон); реклама «Зеки карго» наводит на самые мрачные предположения о персонале этой транспортной компании, зато танцевальный ритм вывески «Боссаножки Дольче Вита» вполне оправдывает дикую орфографию.


^ Мечеть Лалели (Laleli Camii, 1759-1763) на углу одноименного переулка — последняя из больших имперских мечетей Стамбула. «Тюльпановая мечеть» возведена на высоком цоколе, во внутренностях которого скрывается настоящий лабиринт кривых сводчатых проходов и комнатушек замечательно неправильной формы. Непосредственно под огромной мечетью — кажется, вопреки здравому смыслу — не мощный фундамент, а легкомысленный сводчатый зал с восемью игривыми колоннами и фонтаном в центре. Сейчас во всех этих подземных норах — кафе и крошечные магазинчики. Напротив мечети, по другую сторону переулка, отель Merit Antique, неплохой образец стамбульского ар-деко.
Посещение мечети Лалели пн-вс 9.00 и до заката

Но главное сокровище района таится по другую сторону главной улицы: между двумя огромными торговыми центрами спрятан один из самых знаменитых византийских храмов — изящная церковь монастыря Мирелейон, также известная под старым турецким названием мечеть Бодрум (Bodrum Camii). Монастырь был устроен императором Романом Лекапином около 922 года. Церковь неплохо выглядит, но это всего лишь результат реставрации: на самом деле на фасадах, вероятно, не осталось ни одного старинного кирпича. Мирелейон, как и тысячу лет назад, производит впечатление изящной дорогой игрушки — как и следует главной церкви богатого придворного монастыря.
Церковь Мирелейон Sait Efendi Sokak
Храм обычно закрыт, но внутрь можно попасть, вручив 1 YTL сторожу


Турецкое ее название, Бодрум-Джами, означает «мечеть над погребом»: храм стоит на высоком сводчатом постаменте. Поднять его так высоко было необходимо, потому что остальные здания монастыря были построены на сводах одного из самых загадочных сооружений древнего Константинополя — так называемой Ротонды. Назначение огромного (диаметр — больше 40 м) круглого сводчатого сооружения с толстенными стенами и даже примерная дата его постройки совершенно неизвестны. Сейчас в Ротонде — торговый центр.


Лежащая в низине площадь Аксарай (Aksaray Meydanı) представляет собой огромную транспортную развязку, а в древности на этом месте находился Бычий форум, название которому дала огромная бронзовая статуя быка. Форум был местом публичных казней — второе по популярности зрелище после скачек на Ипподроме. Стоящая на площади необарочная мечеть Валиде-Султан (Valide Sultan Camii) построена в 1871 году и довольно изящна, хотя мелкая резьба, покрывающая ее сверху донизу, весьма утомительна для глаз.


^ ВЕФА И СУЛЕЙМАНИЕ
Пространство между северным рукавом Месы — проспектом Шехзадебаши (Şehzadebaşi Caddesi), бульваром Aтатюрка (Atatürk Bulvarı) и огромным комплексом мечети Сулеймание — это Вефа (Vefa), один из самых аутентичных районов Стамбула. Здесь сохранилась старая османская застройка — деревянные дома с нависающими над переулками эркерами, а в непритязательных на вид кафе подают острый как огонь чечевичный суп. Вефа — довольно патриархальный квартал: тут много религиозных училищ и их студентов — бородатых и суровых, но в общем пока довольно мирных.


Огромная мечеть Шехзаде (Şehzade Camii) у перекрестка Шехзадебаши и бульвара Aтатюрка построена в 1548 году Сулейманом Великолепным в память о рано, в 22 года, умершем любимом сыне султана — шехзаде (принце) Мехмеде. Безутешный султан приказал архитектору Синану вычислить геометрический центр города и воздвигнуть там мечеть и мавзолей принца. Синан сделал необходимые изыскания; центр тогдашнего Стамбула обозначает квадратная колонна, стоящая над оградой мечети. Говорят, когда-то колонна могла вращаться вокруг своей оси — неизвестно, правда ли это, но приятно думать, что правда. Восьмиугольный мавзолей принца Мехмеда во дворе мечети закрыт для посещений, а жаль: внутри он сплошь покрыт изразцами, а в окнах сохранились витражи XVI века.
Посещение мечети Шехзаде пн-вс 9.00 и до заката


С огромной и несколько официальной Шехзаде контрастирует расположенная по соседству крошечная мечеть Бурмали (Burmalı Camii, 1550) с замечательным витым минаретом (слово «burmalı» и значит «витой»). Кошмар а-ля Корбюзье напротив мечети — стамбульский муниципалитет (Belediye).


Впрочем, самые главные памятники этого квартала — византийские. И первый из них — церковь Богоматери Кириотиссы, местным жителям известная как мечеть Календерхане (Kalenderhane Camii). В мечеть она была превращена сразу после падения Константинополя: Мехмед II презентовал здание дервишам ордена календеров, от которых и пошло турецкое название. Нынешнее здание было построено во второй половине XII века, однако включает в себя фрагменты гораздо более древней церкви, возведенной, в свою очередь, на фундаменте римских терм. Внутри церковь блистала мраморной облицовкой, мозаиками и фресками; кое-что даже сохранилось. Здесь были обнаружены совершенно уникальные вещи: во-первых, мозаика «Сретение», единственный образец сюжетной настенной росписи, переживший иконоборческие гонения vii-VIII веков; а во-вторых, фрески с житием святого Франциска Ассизского, уникальные уже тем, что изображают святого западной церкви. Фрески были выполнены во время латинской оккупации, около 1250 года, и остались чуть ли не единственным примером созидательной деятельности крестоносцев. Между прочим, это, возможно, самые ранние изображения святого Франциска — они сделаны всего через 25 лет после его кончины.
Посещение мечети Календерхане (церкви Богоматери Кириотиссы) пн-вс 9.00 и до заката


Церковь Кириотиссы стоит прямо у подножия акведука Валента (Bozdoğan Kemeri). Огромный акведук, сложенный около 375 года, был только частью весьма разветвленной и совершенной системы городского водопровода. По свинцовым трубам, проложенным по верху акведука, шла в город вода еще во второй половине XIX века (хотя Теофиль Готье жаловался на ее омерзительный вкус).

В глубине района, на подходах к мечети Сулеймание, притаилась еще одна важная византийская постройка — церковь Феодора, иначе мечеть Килисе (Kilise Camii, то есть, в переводе, нечто вроде «мечети-церкви»). Храм построен, вероятно, в конце XI века, неплохо сохранился, однако находится сейчас в распоряжении чрезвычайно консервативной исламистской общины, и попасть внутрь не всегда просто. Нартекс (вестибюль) церкви покрыт тремя куполами, в которых сохранились остатки мозаичного убранства (около 1320 года): в южном (правом) — Богоматерь с младенцем, в двух других — незначительные фрагменты.


^ Мечеть Сулеймание (Süleymaniye Camii, 1550-1557) стоит на холме над Золотым Рогом (и, говорят, из года в год медленно сползает в залив). Это, без сомнения, самая красивая мечеть Стамбула, шедевр архитектора Синана. Синан, скромно называвший здание «работой подмастерья», особенно был озабочен красотой и гармоничностью ее силуэта. Поэтому лучший вид на мечеть не вблизи, а снизу — с Золотого Рога или из Галаты. Четыре минарета имеют символический смысл: Сулейман Великолепный был четвертым османским султаном, правившим в Константинополе. И десятым султаном династии, о чем напоминают десять балкончиков на минаретах.
Посещение мечети Сулеймание пн-вс 9.00 и до заката


Мечеть строили довольно долго — семь лет. Из них большую часть Синан потратил на придумывание и создание необычайно сложной системы подземных камер и опор, которые призваны были замедлить сползание тяжелого здания вниз по склону. Это необычайно раздражало султана: пошли слухи, что на строительство не хватает средств. Говорят, вечный враг-соперник, персидский шах, прислал издевательский подарок — ларец бесценных рубинов: дескать, если не хватает денег, сосед, так возьми у меня. Сулейман, понятно, взбесился и велел Синану замешать драгоценности в строительный раствор. Но и без этого Сулеймание остается одним из самых дорогих сооружений в истории архитектуры.


С запада к мечети примыкает парадный двор. В двухэтажной пристройке у входа находилась обсерватория (астрономические наблюдения были необходимы, чтобы точно рассчитать время пяти ежедневных молитв). Монолитные колонны двора — драгоценный мрамор и порфир.


Внутри Сулеймание — поистине безбрежное пространство. Купол поддерживают полосатые красно-белые арки, опирающиеся на мощные пилоны. Разумеется, как и в других больших мечетях, интерьер полностью лишен софийской интриги; он прост, его можно сразу целиком окинуть взглядом.


В саду позади мечети — два мавзолея: самого Сулеймана и его любимой жены Роксоланы. В первом стоит обратить внимание на роспись купола: именно такими яркими цветами — черным, винно-красным и золотым — были когда-то расписаны внутри стамбульские мечети (сейчас они все в каких-то голубовато-бурых бледных арабесках).


К югу от Сулеймание — улочка, забитая туристическими автобусами: в лавках (построенных, кстати, одновременно с мечетью) сейчас торгуют сувенирами, а во времена Сулеймана продавали опиум. Перед двором мечети — большое здание, покрытое куполами. В прошлом это был караван-сарай, где приезжих купцов в течение трех дней кормили бесплатными обедами, а сейчас здесь разместился один из лучших ресторанов национальной кухни — Darülziyafe. Не бесплатный, конечно, но и не чрезмерно дорогой.


ЗЕЙРЕК
Этот высокий холм над Золотым Рогом, отделенный от Вефы бульваром Aтатюрка, был когда-то одним из самых фешенебельных кварталов Константинополя. Здесь вокруг знаменитых монастырей любили селиться богатые патриции. При турках район стал центром исламизации города: монастыри были превращены в текке — обители дервишей. Такая судьба постигла и самую прославленную обитель — монастырь Пантократора. Первым муллой там стал некий имам Зейрек, и в результате по его имени была названа не только мечеть, но и весь район. Через некоторое время в соседнем Фатихе выстроили огромную мечеть Завоевателя, центр религиозной жизни сместился туда, а Зейрек (Zeyrek) с тех пор остается тихой слободой ремесленников и торговцев.


Сейчас Зейрек признан ценнейшим городским ансамблем и находится под охраной Стамбульской архитектурной палаты. Однако в туристическую витрину квартал не превратился — наоборот, именно здесь лучше всего сохранился патриархальный, чуть деревенский дух старого Стамбула. Кривые переулки застроены деревянными домами начала XIX века; особое очарование возникает оттого, что холм, на котором выстроен Зейрек, весь изрезан оврагами и некоторые улочки настолько круты, что вместо мостовых у них лестницы.


Почти у самой вершины холма находился в древности монастырь Пантепоптес (Всевидящего Спаса), построенный в 1080-е годы. Главная церковь монастыря и сейчас чрезвычайно красива, хотя турки сделали из нее мечеть Эски-Имарет (Eski İmaret Camii) и фактически превратили в руины.


В полуразрушенном состоянии пребывает и церковь монастыря Пантократора, известная как мечеть Зейрек (Zeyrek Camii). Монастырь был основан императором Иоанном Комнином (1118-1143) и его супругой Ириной и сразу стал одной из самых почитаемых городских обителей. В лучшие времена здесь жили до 700 монахов, причем большая часть — весьма знатного происхождения: монастырь был придворный и весьма привилегированный.
Церковь монастыря Пантократора (мечеть Зейрек) İbadethane Sokak, проход с Atatürk Bulvarı (Küçükpazar)


Сохранившееся здание — единый организм из трех сросшихся вместе построек. В центре — капелла Архангела Михаила. В ней были погребены основатели монастыря, и капелла стала фамильной усыпальницей династии Комнинов. Северная церковь, давшая название всему монастырю, посвящена Христу Вседержителю (Пантократору), южная (в ней сейчас мечеть) — Богоматери Элеуссе (Милостивой).


Все здания построены в разное время; у северной церкви один купол, у южной и у капеллы — по два, вышло очень хорошо и живописно. Особенно впечатляет вид с востока: семь апсид, украшенных кирпичными нишами, весьма величественны. Интерьеры всех трех церквей когда-то были сплошь покрыты мозаиками (а южная церковь была украшена мозаикой даже снаружи!), но от украшений осталось не так много. Мечеть открыта только на время молитв, но внутрь можно попасть, подозвав одного из мальчишек, которые как бы случайно крутятся неподалеку: они за небольшую мзду откроют дверь и даже попытаются вам что-то рассказать (это будут совершенно фантастические истории). Зато они знают, в каком именно месте из грубого дощатого настила вынимается доска: внизу обнаруживается мозаичный пол, где таинственные звери прячутся в сказочных зарослях.


Главной реликвией монастыря была одна из наиболее чтимых святынь империи, так называемый Камень омовения — мраморная плита, на которой, по преданию, омыли тело Христа перед погребением. Много было и других реликвий, да и просто бесценных произведений искусства. В 1204 году все было разграблено и вывезено в Венецию. В венецианском Сан-Марко до сих пор хранится драгоценная утварь из монастыря Пантократора и древние иконы, в том числе и драгоценная алтарная икона Сан-Марко — Пала-д’Оро.


В отреставрированном оттоманском особняке рядом с церковью имеется ресторан Zeyrekhane, примечательный главным образом красивым видом на город и Золотой Рог, что открывается с его террасы.


Главная улица Зейрека — тихая, засаженная каштанами Итфайе (Ïtfaiye Caddesi). Роскошный, словно фламандский натюрморт, мясной рынок разместился чуть ли не на ступенях построенных Синаном Изразцовых бань (Вinili Hamam, 1545). Никаких изразцов в них, впрочем, не сохранилось, зато до сих пор в одном из залов журчит фонтан, высеченный из цельного куска мрамора, — говорят, подарок персидского шаха.


ФАТИХ
Фатих (Fatih) — один из самых важных городских кварталов: когда-то Константин Великий построил здесь колоссальную церковь Апостолов, а на ее руинах султан Мехмед Завоеватель возвел сразу после взятия Константинополя огромную мечеть. С тех пор Фатих остается одним из самых консервативных районов города. Здесь в полной мере ощущается, что этот город в течение столетий был столицей всего исламского мира. В 1776 году квартал был полностью разрушен землетрясением, поэтому в некоторых местах здесь непривычно правильная для Стамбула сетка улиц: Фатих отстраивали заново при помощи французских архитекторов.


На краю холма, над бульваром Ататюрка, в небольшом парке стоит памятник Мехмеду Завоевателю. Несмотря на воинственный замысел скульптора, распростершийся в воздухе скакун султана напоминает лошадку с детской карусели. Тем не менее 29 мая, в день взятия города, у памятника периодически устраивают демонстрации исламисты. Рядом — огромный котлован, в котором видны руины церкви Святого Полиевкта, когда-то одного из самых великолепных храмов города. В переулках к западу от площади притаился еще один византийский памятник — 18-метровый огрызок триумфальной колонны Маркиана, воздвигнутой после 450 года. Колонну в древности венчала статуя императора (давно исчезнувшая), а постамент украшен рельефным изображением богини Ники. В городе колонну именуют Кыз-Таши (Kız Taşı — Девичий камень). Сюда приводили невест: если девица оказывалась не слишком строгих правил, колонна якобы начинала угрожающе раскачиваться.


^ Мечеть султана Мехмеда Завоевателя (Fatih Sultan Mehmet Camii), сооруженная в 1470 году, рухнула во время землетрясения и была восстановлена в 1766 году. Имя зодчего неизвестно, но говорят, что сразу после завершения работ несчастному отрубили руки: султан так надеялся, что его здание превзойдет размерами Святую Софию, а купол оказался всего 26 метров в диаметре, на 5-7 метров меньше софийского; пришлось архитектору поплатиться за недостаточный размах — история вполне в духе кровожадного Мехмеда.
Посещение мечети Фатих пн-вс 9.00 и до заката


В результате получилось огромное, но довольно сухое здание. Внутри мечети очень хороша кафедра проповедника (мимбар) из разноцветного мрамора. При мечети имеется несколько мавзолеев, самый большой из которых — гробница Завоевателя, одна из главных городских святынь, а в прошлом — место проведения важнейшей государственной церемонии: вновь вступивший на престол султан, после того как его опоясывали мечом в мечети Эйюп, непременно приезжал поклониться праху Завоевателя, чтобы унаследовать его мужество и военную удачу. Даже после упразднения султаната гробницы султанов оставались объектами настоящего религиозного паломничества. Ататюрку, пытавшемуся искоренить этот вредный для республики культ, пришлось закрыть все мавзолеи. Их снова открыли только недавно (да и то не все), но богомольцев меньше не стало.


Рядом — мавзолей Гюльбахар, жены Мехмеда. Городская легенда утверждает, что Гюльбахар — французская принцесса, которая приехала в Константинополь, чтобы выйти замуж за последнего византийского императора, но вместо этого была взята в гарем Завоевателя как военная добыча. Она так и не приняла ислам и умерла христианкой. Поэтому, говорят, окна ее мавзолея всегда закрыты ставнями — дабы душа неверной навеки оставалась блуждать в потемках.


Большая византийская церковь монастыря Липса, сейчас мечеть Фенари-Иса (Fenari İsa Camii), — на самом деле комплекс из нескольких построек. Северный храм был построен еще в 907 году важным сановником Константином Липсом. Примерно через 300 лет императрица Теодора, вдова Михаила VIII — первого императора, воцарившегося в Константинополе после латинской оккупации, — основала здесь придворный женский монастырь, пристроила еще один храм, а к нему — погребальную капеллу. Получилось крайне необычно: на асимметричную композицию лучше всего смотреть с востока, со стороны украшенных нишами и арками апсид.
Посещение мечети Фенари-Иса пн-вс 9.00 и до заката

В капелле похоронена сама Теодора, ее дочь Евдокия и еще многие знатные монахини. В интерьерах (особенно в северной части) до сих пор сохранились детали мраморного декора. Из капеллы происходит тот самый портрет Евдокии (виртуозная инкрустация из цветного мрамора), что находится сейчас в Археологическом музее.



plan-raboti-biblioteki-na-2010-2011-uch-god-pp.html
plan-raboti-biblioteki-na-2013-2014-uchebnij-god.html
plan-raboti-bil-sleduyushij-monday-ponedelnik-otkritie-nedeli-anglijskogo-yazika-tvorcheskaya-rabota-uchashihsya-konkurs-risunkov-o-strane-izuchaemogo-yazika-3-8kl-tuesday.html
plan-raboti-centra-neprerivnogo-obrazovaniya-na-2008-2009-uchebnij-god-kompleksnij-analiz-rezultatov-obrazovatelnogo.html
plan-raboti-centra-razvitiya-sistemi-dopolnitelnogo-obrazovaniya-detej-i-molodezhi-moskovskoj-oblasti.html
plan-raboti-centralnogo-okruzhnogo-upravleniya-na-vtoroe-polugodie-2011-goda-stranica-5.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-23-aprelya-stranica-2.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-m-tanaev-ponyatie-risk-v-grazhdanskom-kodekse-rossijskoj-federacii-stranica-10.html
  • desk.bystrickaya.ru/pokazateli-lyapunova-nekotoroj-linejnoj-stacionarnoj-sistemi.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/primechanie-konkurs-razdel-1-obshie-svedeniya-o-konkurse-obshie-polozheniya.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-9socialno-politicheskaya-struktura-antonin-bartonk-zlat-mukny.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/naimenovanie-videoprogramm-i-videomaterialov.html
  • university.bystrickaya.ru/festival-pedagogicheskogo-masterstva-pedagog-nastavnik-molodoj-pedagog-2011.html
  • learn.bystrickaya.ru/funkcionalnie-narusheniya-zheludochno-kishechnogo-trakta-u-detej-rannego-vozrasta.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-logika-srednee-professionalnoe-obrazovanie.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/poryadok-primeneniya-organami-fps-rf-norm-administrativnogo-zakonodatelstva-pri-ohrane-gosudarstvennoj-granici-na-uchastke-dalnevostochnogo-pogranichnogo-okruga.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/soveti-i-primeti-po-sdache-ekzamenov.html
  • writing.bystrickaya.ru/choking-in-sports-essay-research-paper-i.html
  • university.bystrickaya.ru/gipoteza-o-medlennih-receptorah-a-barbarash.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/shelochnaya-rafinaciya-uchebnoe-posobie-chast-2-dlya-studentov-specialnostej-271200-tehnologiya-produktov-obshestvennogo.html
  • lecture.bystrickaya.ru/administrativnaya-otvetstvennost-dolzhnostnih-lic-2.html
  • gramota.bystrickaya.ru/vv-vasilenko-sv-vasilenko-dv-sturov-v-a-fedotov-kandidat-tehnicheskih-nauk.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prazdnichno-obryadovaya-kultura-tematika-pismennih-kontrolnih-rabot-dlya-zaochnogo-otdeleniya.html
  • school.bystrickaya.ru/chast-devyataya-varikino-zhivago-annotaciya-doktor-zhivago.html
  • learn.bystrickaya.ru/globalizaciya-v-politike-voprosi-k-ekzamenu-dlya-postupayushih-v-aspiranturu.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obyazatelnost-polej-zayavok-v-zavisimosti-ot-tipa-zayavok-rukovodstvo-razrabotchik.html
  • credit.bystrickaya.ru/pervij-kanal-vremya-29052005-210000-press-sluzhba-frakcii-edinaya-rossiya-gosduma-rf.html
  • textbook.bystrickaya.ru/imitacionnoe-modelirovanie-chast-2.html
  • klass.bystrickaya.ru/7-tematika-kursovihkontrolnih-rabotreferatov-i-metodicheskie-ukazaniya-po-ih-vipolneniyu.html
  • abstract.bystrickaya.ru/2-obosnovanie-neobhodimosti-realizacii-meropriyatij-napravlennih-na-snizhenie-napryazhennosti-na-rinke-truda-sankt-peterburga.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vivod-uchebnij-plan-otvechaet-obrazovatelnim-zaprosam-i-potrebnostyam-obuchayushihsyakachestvo-obrazovatelnogo-processa.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodologicheskie-osnovi-sovremennoj-sistemi-podgotovki-gimnastov-visshego-klassa.html
  • education.bystrickaya.ru/3-tipi-podderzhivaemih-datchikov-tehnicheskoe-zadanie-postavka-montazh-i-vvod-v-ekspluataciyu-medicinskogo.html
  • znanie.bystrickaya.ru/4-raschet-upravlyaemogo-tiristornogo-vipryamitelya-uchebnoe-posobie-ivanovo-2007-metodicheskie-ukazaniya-k-vipolneniyu-kursovoj-raboti.html
  • tests.bystrickaya.ru/kotorij-osushestvlyaetsya-v-vide-pismennogo-otveta-na-voprosi-po-materialam-kursa.html
  • notebook.bystrickaya.ru/imet-ran.html
  • abstract.bystrickaya.ru/234-razvitie-realnogo-sektora-ekonomiki-strategiya-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-goroda-hanti-mansijska.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vvedenie-v-specialnost-obsheekonomicheskoe-napravlenie-economics-programma-disciplini-inostrannij-yazik-anglijskij.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vnih-uzhe-podrobno-rassmatrivayutsya-osnovnie-voprosi-vstayushie-pered-kazhdim-iz-nas-lichnoe-schaste-semya-zdorove-dengi-karera-i-t-d-stranica-8.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zakon-vnutri-nas-drevnie-schitali-i-to-i-drugoe-nerazrivno-svyazani-mezhdu-soboj-kosmos-obuslovlivaet-proshloe-nastoyashee-i-budushee-chelovechestva-i-kazhdogo-otdelno-vzyatogo-stranica-15.html
  • teacher.bystrickaya.ru/godovoj-otchet-otkritogo-akcionernogo-obshestva-sibirtelekom-za-2004-god.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.